Вестник цифровой трансформации CIO.RU

ITMF 2019: Трансформация требует гибридных подходов
ITMF 2019: Трансформация требует гибридных подходов

Поскольку «цифровые» проекты имеют существенные особенности, то и управлять такими проектами требуется по-иному


16:58 17.06.2019  |  Николай Смирнов | 1635 просмотров



В рамках IT Management Forum обсуждались наиболее актуальные методологические проблемы управления проектами цифровизации.

На форуме ITMF 2019, проведенном издательством «Открытые системы» в начале июня, одной из обсуждаемых тем стало управление проектами цифровизации; речь шла как о «классике» и Agile, так и о гибридных подходах к реализации проектов цифрового предприятия. По мнению некоторых докладчиков, проблемы «цифровых» проектов носят системный характер — такие проекты существенно отличаются от обычных, с которыми привыкли иметь дело, поэтому и управление требуется иное.

«В эпоху цифровой трансформации изменения должны реализовываться не проектами, а портфелями, состоящими из программ и проектов», — заявила Таня Милек, менеджер по методологии и унификации «Русагро». По ее убеждению, цифровая трансформация – часть стратегии компании, и для ее реализации одного лишь проекта мало. Кроме того, трансформация не является самоцелью, ее глобальная задача – соответствие рынку и повышение конкурентоспособности компании. Поэтому цифровая трансформация – только часть масштабного портфеля стратегических инициатив.

Таня Милек

Таня Милек: «В эпоху цифровой трансформации изменения должны реализовываться не проектами, а портфелями, состоящими из программ и проектов»

Кроме того, говоря о проектном управлении и цифровой трансформации, часто путают терминологию. «Проектное управление» – не то же самое, что «управление проектами». Это более широкое понятие, оно включает управление проектами, программами и портфелями. При переходе от управления отдельным проектом к управлению программой, а от управления программами к управлению портфелями требования к уровню квалификации руководителя качественно меняются. Именно поэтому возникает множество проблем: тем, кто до сих пор успешно справлялся с ИТ-проектами, доверяют проведение цифровой трансформации, и в более сложной ситуации эти специалисты порой не оправдывают ожиданий.

«Гибридный подход — это как индивидуальный пошив костюма. И мы такой 'костюм' для нашего бизнеса сшили: решаем задачи бизнеса несколькими проектными методологиями», — подчеркнула Милек. Она уверена, что, задействуя одну лишь методологию, цифровизацию компании обеспечить невозможно – ни с помощью традиционных подходов, ни по Agile. В «Русагро» во всех проектах используется несколько методологий, они действительно гибридны: например, один этап может быть реализован по Scrum, а остальные вполне могут быть классическими.

«Крупная компания не может жить полностью по Agile, ей придется быть гибридной, чтобы сохранять устойчивость. Но какая-то ее часть обязательно должна быть гибкой, чтобы иметь возможность экспериментировать», — отметил Олег Егоркин, agile-коуч «Ростелекома». Именно такой подход на протяжении пары последних лет реализуют в компании.

Олег Егоркин

Олег Егоркин: «В изменении корпоративной культуры очень высока роль менеджеров среднего звена, суть работы которых в условиях Agile радикально меняется»

Согласно исследованию, проведенному VersionOne, больше всего внедрению практик Agile мешает сопротивление организации любым трансформациям. В любой организации существует своего рода гомеостаз – стремление живых систем противостоять изменениям и сохранять постоянство. Более того, как ни парадоксально, порой agile-команды весьма холодно воспринимают новшества, хотя сама суть Agile подразумевает обратное. Часто в организации продолжают существовать структуры и практики, препятствующие изменениям. Например, может оказаться, что работа команд оплачивается «по старинке» — позаказно.

Поменяв управленческие практики, можно влиять на поведение людей и их культуру, и здесь очень высока роль менеджеров среднего звена, суть работы которых в условиях Agile радикально меняется. Например, они больше не отвечают за планирование ресурсов, управление очередями и контроль выполнения регламентов и совсем по-иному (совместно с командами) осуществляют развитие, набор и увольнение персонала, его мотивацию. Всё это помогает выстроить новую культуру межфункционального и межуровневого взаимодействия.

В целом рост актуальности Agile в трансформационных задачах не случаен. Цифровая трансформация подразумевает переход от обычных проектов ближе к управлению продуктами, и все большую интеграцию ИТ в бизнес, создание единой ценности, над которой ИТ с бизнесом работают совместно.

Риски: неопределенность и масштабы

Отдельно в рамках форума обсуждалось управление рисками в проектах цифровизации. После того как был подписан указ о том, что в каждом ПАО должен быть риск-менеджмент, эта тема стала хайповой. Однако, как отметила Яна Крухмалева, руководитель внедрения системы управления проектами и рисками «Газпрома», четкого понимания методик по-прежнему нет, а технологии в большинстве случаев используются западные, без адаптации, поэтому и результаты не впечатляют. Зачастую речь идет не о предотвращении рисков, а лишь об устранении их последствий.

«Практика показывает, что внедрение сложных, комплексных систем не приносит ожидаемых результатов. Такие решения — своего рода антидепрессант для риск-менеджера: они создают обманчивое впечатление, что все под контролем», — сказала Крухмалева. По ее словам, западные продукты, направленные на управление проектами, можно сравнить с «Боингом», приобретенным по частям: стоит столько же, но не летает. В «Газпроме» выстраивают систему управления рисками на базе отечественного решения RiskGap, и оно показывает неплохие результаты.

Яна Крухмалева

Яна Крухмалева: «Внедрение комплексных систем управления рисками не дает ожидаемых результатов, хотя и оставляют обманчивое впечатление, что все под контролем»

Павел Алферов, профессор бизнес-практики МШУ «Сколково», представил модель сложности проектного управления на основе известной методики Goals-and-methods Matrix. Ее доработали, добавив еще один фактор – сложность проекта. Показателей сложности в случае цифровой трансформации может быть четыре: масштаб проекта, неопределенность требований к результату, неопределенность технологий и критическое влияние внешних факторов.

Традиционно самый больной вопрос, по мнению Алферова, — это именно неопределенность требований: компании не всегда понимают, что хотят получить на выходе. Еще один, весьма острый для России вопрос, – влияние внешних факторов. Но при цифровой трансформации чаще всего имеют место техническая неопределенность в пилотных проектах и масштабность работ при дальнейшем развитии проекта.


Теги: Управление проектами Agile Цифровая трансформация ITMF 2019



На ту же тему: